pavel_sviridov (pavel_sviridov) wrote,
pavel_sviridov
pavel_sviridov

Categories:

Их пример - другим наука!

         Меня часто в комментах упрекают, что, мол, сгущаю краски в отношении России, оглядываюсь на позитивный опыт Запада, который якобы сплошная угроза нашей независимости. Отвечаю вам, квасные патриоты. Везде живут люди. И живут по-разному. Если есть ценный опыт, то почему бы не взять его на вооружение? Слушайте историю про страну, о которой почти не говорят.  
      В 2008 году в начале финансового кризиса Исландия в буквальном смысле обанкротилась. Причины были упомянуты лишь вскользь, и с тех пор этот малоизвестный член Европейского союза что называется, пропал с радаров.

По мере того как одна за другой европейские страны оказываются под угрозой банкротства, что угрожает существованию евро,  власть имущие сего мира меньше всего желали бы, чтобы Исландия стала примером для других. И вот почему:





Пять лет чистого неолиберального режима сделали Исландию, (население 320 тысяч, без армии), одной из самых богатых стран в мире. В 2003 году все банки страны были приватизированы, и в целях привлечения иностранных инвесторов они предложили онлайн-банкинг, а минимальные затраты позволили предложить относительно высокие показатели доходности. Счета, названные IceSave, привлекли множество мелких британских и голландских инвесторов. Но по мере роста инвестиций рос и внешний долг банков. В 2003 году долг Исландии равнялся 200 процентам её ВНП, а в 2007 году составлял 900 процентов. Мировой финансовый кризис 2008 года стал смертельным ударом. Три главных исландских банка – Landbanki, Kapthing и Glitnir, всплыли вверх брюхом и были национализированы, а крона потеряла 85 процентов своей стоимости по отношению к евро. В конце года Исландия объявила банкротство.

Вопреки тому, что следовало ожидать, в процессе непосредственного применения демократии кризис привёл исландцев к восстановлению их суверенных прав, что в итоге привело к новой конституции. Но этого удалось достичь через боль.

Премьер-министр социал-демократического коалиционного правительства Гейр Хорде вёл переговоры по предоставлению 2.1 миллиарда долларов кредита, к которому северные страны добавили ещё 2,5 миллиарда. Но международное финансовое сообщество давило на Исландию, с тем, чтобы она провела радикальные меры. FMI и Евросоюз (возм. имелось в виду IMF, т.е. МВФ; прим. mixednews) хотели взять на себя этот долг, утверждая, что для страны это единственный путь расплатиться с Британией и Голландией.

Протесты и беспорядки продолжались, в конце концов заставив правительство уйти в отставку. Выборы были придвинуты на апрель 2009 года, в результате чего к власти пришла левая коалиция, которая осудила неолиберальную экономическую систему, но сразу же сдалась требованиям к Исландии погасить в общей сложности три с половиной миллиарда евро. Это требовало, чтобы каждый житель Исландии ежемесячно платил 100 евро в течение пятнадцати лет, чтобы погасить долги, понесённые частными лицами по отношению к другим частным лицам. Это была та соломинка, которая переломила верблюду спину.

То, что случилось потом, было экстраординарным. Мнение в том, что граждане должны платить за ошибки финансовой монополии, что целая страна должна быть обложена данью, чтобы погасить частные долги, изменило отношения между гражданами и их политическими институтами, и в итоге привело к тому, что лидеры Исландии заняли сторону своих избирателей. Глава государства Олафур Рагнар Гримссон отказался ратифицировать закон, который сделал бы граждан Исландии ответственными за долги исландских банкиров, и согласился созвать референдум.

Разумеется, международное сообщество только увеличило давление на Исландию. Британия и Голландия грозились суровыми репрессиями, которые приведут к изоляции страны. Когда исландцы собрались голосовать, МВФ угрожал лишить страну любой своей помощи. Британское правительство грозилось заморозить сбережения и текущие счета исландцев. Как говорит Гриммсон: «Нам говорили, что если мы не примем условия международного сообщества, то станем северной Кубой. Но если бы мы согласились, то стали бы северным Гаити.

В мартовском референдуме 2010 года 93 процента проголосовали против выплаты долгов. МВФ немедленно заморозил кредитование. Но революцию (о которой практически не писали мейнстрим-СМИ) было не запугать. При поддержке разгневанных граждан правительство инициировало гражданские и уголовные расследования в отношении лиц, ответственных за финансовый кризис. Интерпол выдал международный ордер на арест бывшего президента банка Kaupthing Сигурдура Эйнарссона, а другие банкиры, также причастные к краху, бежали из страны.

Но исландцы не остановились на достигнутом: они решили принять новую конституцию, которая освободила бы страну от власти международных финансов и виртуальных денег.

Чтобы написать новую конституцию, народ Исландии избрал 25 граждан из числа 522 взрослых, не принадлежащих ни к какой политической партии, которых рекомендовали как минимум 30 граждан. Этот документ был делом рук не горстки политиков, а был написан в интернете. Учредительные заседания проводились он-лайн, и граждане могли писать свои комментарии и вносить предложения, своими глазами наблюдая, как их конституция постепенно обретает форму. Конституция, которая в конечном итоге родилась в рамках такого народного участия, будет представлена в парламент на утверждение после следующих выборов.

Сегодня те же решения предлагаются другим народам. Народу Греции говорят, что приватизация их государственного сектора является единственным решением. То же самое грозит и итальянцам, испанцам и португальцам.

Пусть взглянут на Исландию. На их отказ подчиняться иностранным интересам, когда крохотная страна громко и ясно заявила, что их народ является суверенным.

Вот почему Исландии нет в новостях.

 Для страны, которая четыре года назад погрузилась в финансовую пропасть, Исландия, похоже, чувствует себя прекрасно.  Возможно, пока рано судить, но экономика Исландии растёт. Туризм вырос, уровень жизни остаётся высоким, а безработица находится на уровне ниже семи процентов. «Для страны, чья финансовая система полностью обвалилась, Исландия живёт совсем неплохо», рассказывает шеф миссии МВФ газете Washington Post.

Она досрочно выплатила многие из международных кредитов, позволявшие ей держаться на плаву. Уровень безработицы колеблется в районе 6 процентов, и продолжает падать. И пока бо́льшая часть Европы изо всех сил пытается вытащить себя из рецессионного болота, экономика Исландии, как ожидается, в этом году вырастет на 2,8 процента.

«Всё вернулось назад», говорит Адальхейдур Хедин-сдоттир, которые владеет и управляет сетью кофейн Kaffitar, и подумывает открыть новые кафе и начать пекарный бизнес. «Когда мы сказали, что хотим начать новое дело, они сказали, «вы хотите взять кредит?», продолжает он. «Последнее время мы такое не слышали».

Аналитики связывают неожиданный поворот событий с сочетанием удачных решений и простой удачи, предупреждая, что уроки Исландии не обязательно могут быть применены к более крупным и сложным экономикам Европы.

Но во время кризиса страна сделала много отличного от того, что делали её европейские коллеги. Она позволила обвалиться трём своим крупнейшим банкам, вместо того, чтобы их вытаскивать. Она обеспечила возвращение денег внутренним вкладчикам и помогла облегчить долговое бремя домовладельцам и бизнес-предприятиям.

Исландия также имела некоторые преимущества, входя в кризис: сравнительно немного госдолгов, сильная соцзащита и плавающая валюта, быстрая девальвация которой в 2008 году хотя и отразилась на потребителях, однако обеспечила сохранение на плаву всех важных экспортных рынков. Правительственные чиновники, которые в разгар кризиса были вынуждены просить помощи в таких местах как в России и у Фарерских островов, теперь осторожно оптимистичны.

«Мы находимся в очень хорошем положении, потому что правительство в налогово-бюджетном смысле сохраняло стабильность, и добилось большого прогресса в сбалансировании своего бюджета», говорит постоянный секретарь министерства финансов Гудмундур Арнасон.

Но даже Арнасон не считает, что всё идеально. Инфляция, достигшая в разгар кризиса почти 20 процентов, продолжает удерживаться на отметке в 5,4 процента. Налоги высоки. И при стоимости кроны между 40-75 процентами от своей докризисной стоимости, импорт продолжает оставаться дорогим.

Строгий контроль валюты, введённый в период кризиса, означает, что исландским компаниям запрещено инвестировать за рубеж. Такие страны как Греция с Италией просто не могут позволить своей валюте упасть, потому что она привязана к евро. А девальвация валюты Исландии привела к удешевлению её товаров, и в прошлом году экспорт с туризмом выросли на 11 процентов. «Раньше у нас было, так сказать, иррациональное изобилие», говорит один из исландских экономистов. «Это время прошло, и наверное, к лучшему». 
            Однако не все идет так гладко.Крах исландской кроны означает рост цен на импортные товары. Исландцы, которые взяли кредиты в иностранной валюте, получат увеличение своих ипотечных займов вдвое и даже втрое из-за колебания своей валюты.Доход исландцев после уплаты налогов в 2009 году упал на 18 процентов, что вызвало рост недовольства в народе. Две тысячи исландцев собрались в прошлом месяце у Парламента, и даже кидали в премьер-министра яйца (он упал на землю).

Опыт Исландии уникален по трем причинам.

Во-первых, Исланидия - мононациональная страна, народ един. Свыше 95 % составляют исландцы — потомки скандинавов, говорящие на исландском языке.  Приток иммигрантов в Исландию очень мал, иммиграционные законы в Исландии довольно жёсткие, и попасть туда на постоянное место жительства очень трудно, особенно приезжим из дальних стран.

Во-вторых,, Исландия маленькая страна. Её население составляет 329 тысяч человек. Соответственно это страна, где все друг друга знают. Я как раз писал об этом в своей статье "Свои люди - на своей земле". Провести обманом подонка во власть здесь не получится. Когда возник кризис, правительство приняло сторону народа. Вот -  красноречивый пример  сильного гражданского общества.

В-третьих,  в отличие от Ирландии, Греции или Португалии, у Исландии собственная валюта – крона. Исландия может девальвировать свою валюту так, как не смогут другие члены Еврозоны.

Один исландский банкир недавно заявил, что высокий уровень образования в стране, огромные природные ресурсы и инфраструктура когда-нибудь сделают страну «инвестиционной мечтой».   А теперь подумайте, сравните с Россией  и сделайте вывод.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments