pavel_sviridov (pavel_sviridov) wrote,
pavel_sviridov
pavel_sviridov

Categories:

Дальше – тишина (воспоминания о будущем) Часть 2

Чубайс в том интервью («КоммерсантЪ» 24.11.99) говорит:
«Если Путин меня пригласит, я сделаю всё, чтобы его поддержать».
Что – все?
То же, что и всегда: доставать деньги и лгать.
Мало кто решается делать все ради чего бы то ни было.
Еще меньше в этом признаются. Чубайс, говоря «Я сделаю всё, чтобы…», даже не заметил, что произнес знаменитую и абсолютно аморальную формулу: цель оправдывает средства.
Цель – сделать Путина президентом.
Средства – всё что угодно. Чубайс, сам не замечая, произнес кредо иезуитов как свое, родное. И тут же, как полагается иезуиту (символ лицемерия), стал убеждать интервьюершу в том, что «очень большой удельный вес в мотивировках Путина имеют чисто этические и нравственные категории».
Чубайс даже не может понять, почему люди смеются, когда он рассуждает о «чисто этических и нравственных категориях».
Я иногда думаю, что они там все сумасшедшие. Но нет, ложку в ухо никто не несет.
Очень часто они там проговариваются.
Ощущение при этом испытываешь жуткое. Видишь, как из человека лезет именно то, что он изо всех сил пытается скрыть.
Интервью Чубайса в этом смысле – просто наглядное пособие.
После нравственных категорий он пускается в такую откровенность, что оторопь берет. Цитирую без пропусков:
«Путина долбают, говорят: «Володя, ну кто же так делает? У тебя выборы в июне, а ты начал в сентябре. Неправильно, у тебя будут тысячи проблем. Нужно сейчас немного притормозить, а вот там где-нибудь в мае начать и врезать, и все будет классно».
Давайте разбираться: кто говорит, когда, о чем.
Кто.
«Путина долбают» – могло относиться к врагам. Но враги, долбая Путина, не станут говорить ему «Володя» и давать полезные советы. Значит, это говорят друзья. Школьных друзей давно нет и в помине; на той вершине, где находится Путин, ни на какие человеческие дружбы просто нет времени. Рядом с Володей только самые близкие соратники (трое? пятеро?), и один из них – Чубайс – рассказывает в качестве очевидца и участника этих узких бесед, как они там долбают Володю (не забывая обозначить интимную близость: «Володя» – прямо как Крупская).
Когда.
Не позже середины ноября 1999 года.
О чем.
Это самое важное. Что означает фраза «У тебя выборы в июне, а ты начал в сентябре»? Что начал? Ответ известен: войну. Это войну надо сейчас (в ноябре) немного притормозить, а в мае (под самые выборы) начать и врезать, и все будет классно. А что будет классно? Из контекста ясно: победа на выборах.
Чубайс рассказал, не враги.
Значит, и Володя, и приближенные считают войну предвыборным ходом.
Мы это и раньше понимали, но одно дело – догадываться, а другое – услышать от соратника. Спор в ноябре у них идет только о том, когда врезать. Те, кто думает, что выборы в июне, считают, что надо притормозить войну; и не из чисто конкретно нравственных категорий, а потому что будут «тысячи проблем» (теперь, в марте, можно уточнить: две тысячи убитых, не считая женщин и детей, и пять тысяч раненых, не считая женщин и детей). Они предостерегают Володю, но не из жалости к роте десантников, а из опасения за рейтинг.
А Володя не соглашается отложить врезание ближе к июню, к выборам.
Может, знает, что выборы будут в марте. А может, просто потому, что любит это дело, любит врезать. Дворовые навыки.
Но надо отдать должное: навыки сдерживать умеет, умеет ждать, терпеть.
25 июля 1998 года его назначили директором ФСБ. Через год с лишним он стал премьером и начал войну в Дагестане, сказав, что «управимся за неделю». Спустя два месяца растерянные генералы показывали бетонные укрепления, которые и бомбами не возьмешь, жаловались журналистам: «Вы только поглядите! Это же настоящие укрепрайоны! Это же строили не меньше года! Куда смотрели местные жители?!».
А куда смотрел наш директор ФСБ?
Он или не знал (?!), или молча, то есть соглашаясь, наблюдал вооружение боевиков, строительство укрепрайонов в Дагестане (!), завоз огромного количества боеприпасов из России (!!). Повторим: все это происходило не в мятежной неподконтрольной Чечне, а в России, в Дагестане. Это как понять?
Впрочем, может, это для нашего блага?
Раздолбать боевиков до того, как они построили укрепрайоны и создали огромные арсеналы, было слишком легко. Для консолидации страны, когда народ так разобщен, так разуверился в вождях, – нужен сильный внешний враг. Нужна тяжелая победа, чтобы можно было ею гордиться, как Великой Отечественной. И добились. Две недели брали площадь Минутку, три недели – село… По характеру военные сводки напоминают 1943-й: тяжелые позиционные бои. Мудрый Сталин (на которого нередко ссылается Путин), когда кто-то завел речь о потерях, сказал:
– Нам дэшовая пабэда нэ нужна.
Успокойтесь, с выборами не будет никаких проблем.
Если даже интеллигенция оказалась способна проголосовать в декабре 1999-го за Чубайса и Кириенко, то есть за ваучеры, за коробки из-под ксерокса, за ГКО и дефолт, то Путину не о чем беспокоиться.
Торопливые попытки создать миф удались.
Вот он летит на истребителе, дарованный нам судьбой: Честный, Чистый, Победоносец.
Мифотворчество в России – дело беспроигрышное.
Не так уж давно вся страна, включая интеллигенцию, уселась к телевизору лечиться у Кашпировского… Таким доверчивым народом грех не попользоваться. (За два месяца, перекрыв все рекорды Брежнева, Путин раздал сотни орденов: военным, ученым, артистам, спортсменам…).
«Хитрый Чубайс» – это тоже миф.
Хитрый – это тот, кто врет и не попадается. Это тот, кто умеет врать так, чтоб концы с концами сходились.
Когда его помощники Лисовский и Евстафьев попались с коробкой долларов, Чубайс сперва сказал: «Ложь, коробки не было!».
Потом: «Коробку подбросили враги!» Потом еще как-то вилял. А недавно у Доренко в прямом эфире ОРТ Чубайс наконец признался: «Да, несли коробку, несли полмиллиона долларов, но ведь не для себя!!!».
Послушайте, как звучит.
«Жертвовали собой ради общего блага, ради народа…» Стоп! А разве не для себя, а разве им ничего не доставалось из этих коробок? Любой вор может сказать «не для себя!». Конечно, для пахана. Но ведь не для народа.
Чубайс попадается непрерывно.
Он не хитрый, он наглый и безжалостный, как грабитель из подворотни. Человек идет, а навстречу некто с ледяными белесыми глазами. «Закурить не найдется?» – спрашивает он или, к примеру «Который час?». Но по голосу ясно, что тот, кто притормозил вас в подворотне, не заботится о правдоподобии. Эти вопросы – формальность. Не закурить ему надо, а чтобы вы на секунду остановились, чтобы ему было удобнее ударить вас по голове.
Готовность на всё – она и объединяет таких, как Коржаков, Чубайс, Павловский… двое последних хуже, ибо образованные – значит, ведают, что творят.
Они побеждают не за счет ума, а за счет абсолютного бесстыдства.
Они переступили через стыд – следовательно, уже не люди в обычном понимании. По Достоевскому – бесы. С ужасающей точностью (сами того не замечая!) воспроизводят они Петрушу Верховенского и прочих «наших», воспроизводят их действия, речи, даже жесты, даже ужимки. И – «кровушки надо» как способ захвата власти.
А мы сбиты с толку.
Видишь: две руки, голова, говорит порусски (хоть и плохо) – вот и думаешь, что человек.
А они веселятся над нами: «Лохи! Как мы их!..».
Но жизнь не может вечно строиться на обмане и наглости. Она – вот увидите – востребует идейных и честных.
И не надо думать, что они неслыханно умные, эти Чубайсы и Павловские.
Есть люди гораздо умнее, но они не готовы на всё.
«Почему там одни сволочи?» – постоянный вопрос опечаленных граждан.
Ответ простой: потому что туда берут и туда идут готовые на всё. Моральные уроды. А быть честным, добрым и одновременно готовым на всё – невозможно. Иметь совесть и быть готовым на всё – невозможно. Иметь честь и быть готовым на всё – невозможно.
Всякий раз, как я уличал Гайдара, Чубайса и пр. во лжи, махинациях, корысти (чтоб не говорить воровстве), они, не в силах опровергнуть факты, начинали обзывать меня агентом грязных спецслужб; из контекста явствовало – КГБ.
Гайдар говорил это обо мне и в «МК», и в «Известиях», и где только мог. Клеветал, точно зная, что клевещет. А теперь он принял «непростое решение» поддержать Путина.
Ладно бы в этой очереди на поддержку стояли только честная Даша, честный Подберезкин и наивные знаменитые артистки.
Но в поддержку Путина, еще до Союза Правых Сил, высказалась газета «Завтра», называя его «долгожданным спасителем, волшебным образом появившимся изнутри жидовской власти».
Вот после таких комплиментов от Проханова и вправду непросто было Чубайсу, Гайдару, Кириенке и пр. вливаться в ряды всенародной поддержки.
Стезю выбрал сам.
Чему учили будущего шпиона? Быть честным? Нет, его учили казаться честным. То есть врать, не краснея, не моргнув глазом. Учили выслеживать, высматривать, провоцировать, вербовать и четко составлять донесения. Все очень нужное для шпиона, но не слишком подходит для лидера страны, президента, царя.
Он мечтал быть разведчиком, а президентом быть не мечтал никогда.
Это плохо. Значит, внутренне, психологически он не готов. И не будет готов. Он другой. Личность не сменишь, как профессию. Он исполнитель приказов, может быть, аналитик, но не царь-самодержец, и не президент-демократ, и даже не армейский генерал типа Пиночета или Лебедя. Он – шпион.
Сегодняшняя роль для него – чужая.
Он в чужой роли будет дергаться.
Мы жаловались, что Ельцин непредсказуем.
Путин в тысячу раз непредсказуемей.
Мы не знали, что вытворит Ельцин, но сам он, скорее всего, это знал.
А Путин и сам не знает. Поэтому он такой размытый, и поэтому каждый видит в нем исполнителя своих желаний. Генералы приветствуют в нем жестокого вояку, ткачихи – примерного семьянина, демократы – образованного интеллигента, духовная оппозиция – освободителя России от нечисти.
Это – пока он вербует электорат.
Этому его учили: как втереться в доверие, как польстить, как найти слабые места.
После выборов, после того как вербовка уже состоялась, отношения резко меняются.
Вербовщик – вчера обходительный и милый – вдруг превращается в безжалостного шантажиста: «Или ты делаешь то, что мы тебе скажем, или – …».
Он привык ставить на силу, на обман и лицемерие.
И в некотором смысле чем лучше он был как шпион, тем хуже будет как президент. Мы отправляемся в неизвестность, это в лучшем случае. А если, пока он работал в Германии, его самого завербовали, – тогда вообще атас. И более крупные исторические фигуры приезжали к нам из Германии в пломбированном вагоне. Тогда Россия, как и сейчас, была пьяна от свободы, но не готова к ней. Ну и провалилась в ГУЛАГ.
К свободе не готовы, а к тому, чтобы мочить врагов народа, вполне готовы, судя по рейтингу.
У Бориса Годунова рейтинг был под сто процентов.
Всем миром его звали на царство. Он был уже Правитель (и.о. царя), уже правил несколько лет при недееспособном Феодоре. И все же, соглашаясь после долгих (возможно, не совсем искренних) отказов, говорит:
…приемлю власть
Великую со страхом и смиреньем.

А у этого – ни страха, ни смиренья, ни тени сомнений.
Годунов (по Пушкину) велел зарезать всего лишь одного, но до самой смерти его мучили «мальчики кровавые».
Сталин, Гитлер и пр. отправили на тот свет десятки миллионов, но совесть их никогда не мучила.
Потому что ее у них не было.
Эти – ладно.
Но артисты, но артистки… Читали на экзаменах о слезинке ребенка… Мол, вся мировая гармония…
А оказалось?
Вся мировая гармония не стоит слезинки ребенка, а президентство стоит двух тысяч убитых?
Заметим, Достоевский не уточнил, что, мол, слезинка русского ребенка дороже мировой гармонии, а чеченского – дешевле.
И Иисус (недавно показали, как Путин крестится в церкви) не делил детей по национальному признаку.
И еще.
Когда Достоевский говорил, что красота спасет мир, он имел в виду красоту души, а не красивую походку начальства.
Интервьюеры «Коммерсанта» (10.03.2000) задают Путину опасный вопрос:
«Решение продолжить операцию в Чечне вы принимали до взрывов домов или после?».
Путин отвечает предельно коротко:
«После».
На предыдущие вопросы он отвечал словоохотливо и даже излишне подробно.
Поэтому такой лаконизм должен был насторожить интервьюеров. Но они продолжают:
«Вы знаете, что есть версия о том, что дома взрывались не случайно, а чтобы оправдать начало военных действий в Чечне? То есть это якобы сделали российские спецслужбы?».
Путин взрывается:
«Что?! Взрывали свои собственные дома? Ну, знаете… Чушь! Бред собачий. Нет в российских спецслужбах людей, которые были бы способны на такое преступление против своего народа. Даже предположение об этом аморально и по сути своей ни что иное, как элемент информационной войны против России».
Тут можно было бы начать спорить, поскольку во всех спецслужбах находятся люди, способные на все, а уж советские резали как кур и крестьян, и маршалов, и врачей, и поэтов…
А насчет «аморальных предположений» можно было бы спросить: «Почему, когда что-нибудь взрывается в Нью-Йорке, американцы не подозревают ни Клинтона, ни ЦРУ? А наши граждане (чуть не поголовно) первым делом думают: не власть ли? Это народ у нас такой аморальный? Или…». Но не будем.
Смущают не спорные рассуждения, а первая реакция, первый вскрик: «Что?!».
Такая реакция возможна, когда нечто слышишь впервые и совершенно неожиданно.
Неожиданности нет, Путин подготовлен предыдущим вопросом. И новизны нет. Разве Путин впервые слышит эту версию? За минувшие полгода она звучала тысячи раз.
«Искренний» (желающий казаться искренним) ответ мог быть примерно таким: «И вы туда же! Сколько можно обвинять наши спецслужбы в таком ужасном преступлении?! Они не способны» и т. д.
Вскрикнув «Что?!», Путин грубо сфальшивил.
А почему? Он же умный, умелый. А потому, быть может, что этот вопрос попадает в самое больное место. Они там до смерти боятся только этого. А когда смертельно боишься, трудно соврать умеренно и аккуратно.
***
Фельдфебеля в Вольтеры дам!
Скалозуб
А еще он не годится, потому что его назначил Ельцин.
Все назначенцы Ельцина – сплошная кадровая ошибка: Хасбулатов, Руцкой, Шумейко, Лобов, Ильюшенко, Скуратов, Грачев, молодых реформаторов не перечисляю (начнешь – не остановишься). Лучше спрошу: можете ли вы, уважаемые читатели, назвать исключения из этого правила? По каким критериям выбирал Ельцин? За ум? Честность? Справедливость? Боль за людей? Или из иных соображений? Он выбирал за личную преданность и из своих интересов. И Путина он выбрал для себя, а не для страны. Очередная кадровая ошибка на днях возглавит Россию. И в Вольтеры нам постоянно дают совершенно неизвестных. То Бурбулис, то Гайдар, теперь вот – Греф. Кто такие? Почему мы о них ничего не знаем? Будь они знаменитостями в своих областях, в своих науках (скажем, нобелевскими лауреатами по экономике) – тогда мы бы их знали и понимали, почему им поручается вытаскивать из пропасти великую Россию. А раз не знаем, значит, взяты они не за талант, а по знакомству, по принципу «это свой». Маршак под видом перевода с английского опубликовал такую эпиграмму:
Король лакея своего
Назначил генералом.
Но он не может никого
Назначить честным малым.

Служил в КГБ, потом помощником Собчака, потом помощником Бородина, потом помощником Чубайса, потом…
Встань Ельцин 31 декабря не с той ноги, у нас был бы не новый президент, а новый премьер.
Мало ли их тасовал Борис Николаевич. Но – так случилось: могли назначить завклубом, а назначили президентом России.
Ноша может оказаться не по плечу.
Он – такой.
И народ – такой.
Народ любит Лучшего Друга десантников, Лучшего Друга омоновцев, оленеводов, артистов, Лучшего Друга крестьянско-аграрной партии и всех, кто проголосовал досрочно, Лучшего Друга и СПС, и газеты «Завтра».
Этим чубайсам, гайдарам, кириенкам лучше б повеситься, чем обнаружить себя в одном строю с газетой «Завтра», но ничего – маршируют.
Давно так слаженно не маршировала наша Великая Родина.
Куда? – да в Светлое Будущее, конечно.
Больше некуда.
И даже если осталось еще сто тысяч невлюбленных, то это 0,1 % избирателей – то есть величина никого не интересующая.
Мы в двадцать раз меньше, чем статистическая ошибка.
Ау, большинство!
Ты – в Светлое Будущее? Через минное поле? Счастливого пути!
А мы?
Мы – с тобой. Это ж не бронепоезд, а исторический процесс, с него не спрыгнешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments